Мультипликационная программа
«Когда русские мечтают» впервые была представлена на фестивале русского кино в Париже Quand les russes rêvent в 2018 году. Теперь программа доступна для просмотра на платформе KINOSCOPE.


КОГДА РУССКИЕ МЕЧТАЮТ
VOSTOK + KINOSCOPE
«Но неужели не все равно, сон или нет, если сон этот возвестил мне Истину?»

Ф.М. Достоевский

«Невозможное — невеста человечества и к невозможному летят наши души» — эти слова
А. Платонова есть ключ к практике творцов русской мысли второй половины XIX — первой половины XX в.в. От «концепции всеобщей нравственности» Достоевского, идей Н. Фёдорова, прослеживающихся и в культуре русского авангарда — «крылатом человечестве» Хлебникова
VOSTOK + KINOSCOPE
и «Летающем пролетарии» Маяковского, пролегает путь русской мечты, проиллюстрированный этой программой. В данной череде мультипликационных картин, представленных в модусе «русской идеи», сформулированной Ф. М. Достоевским, где начинается подготовка духовной почвы для идеи богочеловечества, мы можем наблюдать дальнейший путь этой смыслообразующей интенции.
картине «Потец», основанной на произведении А. Введенского,
в котором предстаёт перед нами образ главного врага
человеческого — конечности.
«Но где ж понять исчезновенье,
И все ль мы смертны?»


Известнейшее творение
Ю. Норштейна «Ёжик в тумане», снятое по сказке из цикла «Правда, мы будем всегда?» С. Козлова, также задается вопросами небытия.

Во «Сне смешного человека» остро ставится и «вопрос
о братстве, или родстве, о причинах небратского, неродственного, т. е. немирного, состояния мира
и о средствах к восстановлению родства».

Продолжение идей космизма
о мудром царствовании человека
в тварном мире можно увидеть
в картинах «Корова», «Девочка
и дельфин»
, «Чудо».
VOSTOK + KINOSCOPE
Мультипликация, как вид киноискусства, вторит не самой реальности, но идеям
мыслителей — идеям более смелым. Это переосмысление смерти
и иллюстрация мечты, того самого «Сна смешного человека», сна
о сильной, обновленной жизни,
о вечном стремлении к оной. Местами особый интерес составляет наблюдение за переплетением образов и трактовок, созданных мультипликаторами, с голосом автора произведения, взятого за основу картины. Этот удивительный синтез рождает множество иных коннотаций, в которых зрителю интересно будет наблюдать рождение новых одушевляющих начал.
«Сеча при Керженце» повествует
о граде Китеж — мессианистическом городе, по легенде находившемся
в Нижегородской области.
«Русская идея» содержит представление о русском народе
как богоносце. Это выражается
в особом почитании русских святых. В «Сече при Керженце» также использованы элементы русской фресковой живописи.

Искусство рисует нам проект будущего, восходя от изображения мира к его преображению силой «Стеклянной гармоники»,
а далее и созданию мира нового,
в котором «подытожена великая война», в котором, по вере
Н. Фёдорова, должна состояться победа над «последним врагом» человечества — смертью.

«Я очень устал. Искусство дало бы
мне новые силы.» — говорит перед смертью отец в мультипликационной
VOSTOK + KINOSCOPE
ПРОГРАММА
Made on
Tilda